Масштаб экономической катастрофы

Согласно приведенным здесь расчетам, экономика России за уже объявленный месяц карантина потеряет 6% ВВП в пересчете на год. Но одним месяцем карантин точно не обойдется, минимум 2-3 месяца, а то и больше. То есть падение может превысить 20%! Для сравнения — в кризис 2008 года падение составило 8%. Тот кризис еще все помнят, вот и прикидывайте, что это будет (Админ)

В режиме тотального карантина страны теряют от 65 до 80% ВВП за каждый день простоя в годовом выражении. Современную экономику можно поставить на паузу, но крайне сложно из принудительной остановки вывести. Масштаб проблем и общеэкономической, финансовой катастрофы колоссальный. Принудительная остановка провоцирует те дисбалансы, которые были скрыты в естественных условиях – это прежде всего низкая потенциальная устойчивость, т.к. большая часть бизнеса работает на пределе своих возможностей с наименьшим запасом прочности для максимизации прибыли. Это выражается в около нулевом резервировании и критически высоких обязательствах перед кредиторами и контрагентами. На траектории экономического расширения и тем более в условиях низких процентных ставок все эти дисбалансы не видны, но в режиме чрезвычайного тестирования проявляются по полной программе. И мы получили это чрезвычайное тестирование. Разрываются все хозяйственные, производственные, товарные, финансовые связи. Рушится все, причем сразу и масштабно.

Образуются чудовищные, запредельные кассовые разрывы, которые бизнесу не покрыть ни при каких условиях без государственной поддержки. При выпадении денежного потока у бизнеса существуют обязательства перед своими работниками по заработной плате, перед арендодателями, перед кредиторами и поставщиками, перед государством в виде налогов и сбров. Даже в условиях нескольких компаний решение кризисных вопросов такого уровня задача нетривиальная, но, когда одномоментно коллапсирует вообще вся экономика?

Основные антикризисные меры большинства стран сосредоточены в отбрасывании всех рыночных законов и переходе на тоталитарные рельсы директивного управления – моратории на банкротства/дефолты, отсрочка выплаты по обязательствам (налоговые, кредитные каникулы), субсидирирование заработной платы. Нюанс в том, что обязательства одних равны активами других.

Если бизнес не платит по кредитам, то соответственно кассовый разрыв образуется у банков и инвестиционных фондов, ведь у них тоже обязательства перед своими кредиторами (вкладчиками, рынком, межбанком и так далее). И тут банки уже надо спасать.

Если бизнес не платит налогов и сборов, то кассовый разрыв у государства в виде выпадающих доходов при росте расходов на спасение экономики, что покрывается дефицитом бюджета. Но кто будет выкупать дефицит при мертвой экономике? Либо монетизация через ЦБ, либо использование накопленных резервов правительства, либо дефолт.

Если бизнес не выполняет своих обязательств перед поставщиками, то растет дебиторка/кредиторка и контрагенты, которым должны не получают соответственно доходов и уже в свою очередь не могут выполнять уже свои обязательства. Так и образуется негативная цепная реакция и каскадное обрушение, когда проблемы одних секторов порабощают более здоровые сектора, затягивая их на дно.

Если бизнес увольняет или не платит зарплату, то помимо социальной напряженности люди не могут платить по страховкам, аренде, коммунальным платежам, не могут покупать товары длительного пользования и производить инвестиции. Нераспределенные расходы населения приводят к недополученной прибыли тем, кому население раньше платило.

Именно поэтому после паузы мир сильно изменится, значительная часть бизнеса пропадет навсегда, оставшиеся бизнес изменит баланс сил.

Масштаб экономической катастрофы будет постепенно оцениваться по мере выхода макроэкономической, финансовой статистики и корпоративных отчетов, однако есть еще один бесплатный публичный сервис, позволяющий оценить выпадающие доходы. Оценки идут по транзакциям по кредитным/дебетовым картам и затрагивают исключительно потребительские расходы. Здесь нет коммерческих или государственных потоков. Данные по США, затрагивающие все штаты.
US2
Так вот, единственные сектора или точнее сказать отрасли/сегменты бизнеса, которые увеличили выручку – это розничные магазины по реализации продуктов питания и напитков. Это логично, т.к. они единственные (не считая аптек), которые открыты, плюс к этому из-за закрытых общепитов люди вынуждены питаться дома, тогда как обычно треть населения питаются в ресторанах и общепитах. Все остальное летит в ад!

Самый масштабный ущерб у транспортного бизнеса и авиации (потери выручки 90% и более), развлекательный бизнес / тематические парки / кинотеатры минус 87% выручки. Отели, хостелы, аренда недвижимости минус 79%, прокат авто минус 76%, рестораны и общепиты (в том числе онлайн доставка) минус 59%, онлайн магазины (минус 52%), салоны по уходу и красоте минус половина выручки и так далее.

Эти данные на 28 марта, к тому моменту еще не все штаты вышли на режим жесткого карантина, сейчас еще хуже, так по мере роста количества заболевших и погибших они усиливают меры. Значит провал будет еще более глубокий (особенно по спортивным клубам и салонам красоты)

А растут продажи оружия (интересно, что эти магазины работали наравне с магазинами по продаже продуктов и лекарств!) и еды.
US1
Практически все штаты себя ведут одинаково плюс-минус, что видно по цветовому градиенту.
US3

Здесь не учтено промышленное производство и сервисы коммерческого назначения. Это данные по потребительским транзакциям, которые преимущественно сосредоточены в малом и среднем бизнесе.

Источник: https://spydell.livejournal.com/680776.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *